Новые герои: Организаторы «Дней архитектуры в Вологде» и проекта «Активация»

В рамках второго ежегодного фестиваля «Дни архитектуры в Вологде», проходившего с 16 по 22 мая этого года, стартовал проект «Активация», организатором которого выступило объединение молодых архитекторов Вологды АВО. Ребята направили свою деятельность на преображение внешнего облика города и попытку привлечь внимание горожан к проблемам средовой архитектуры.

Бездействие городского управления по отношению к общественным пространствам и безразличие граждан к внешнему облику своего города — стандартная проблема для провинции. В рамках проекта были разработаны концепции пяти общественных пространств Вологды, которые должны быть изменены в соответствии с нуждами горожан и современными тенденциями архитектуры. Зачем нужны подобные проекты, как их планировать и реализовать, каким образом происходит процесс организации событий такого масштаба и какие отклики подобные изменения получают среди горожан — UrbanUrban поговорил об этом с участниками АВО и организаторами фестиваля.

 

Как создавался фестиваль

Константин Гудков: Мы сами всегда интересовались архитектурой, просто как люди, которые не равнодушны к чему-то прекрасному и интересному. И мне всегда была интересна история России и русский север меня привлекал, хотя я сам родился в Москве. По образованию я врач, просто мне было всё это интересно, ну а Саша из Вологды. Он там родился и окончил университет. И так получилось, что когда мы туда поехали, мне очень всё понравилось. Поскольку мы интересовались всякими вещами, которые происходят в Москве — выставки и архитектурные мероприятия — мы познакомились с Московскими днями архитектуры. Так мы пришли к идее сделать что-то такое в Вологде, чтобы раскрутить для местных и может быть для Москвы Вологду как архитектурный город.

Александр Дуднев: В Вологде есть большая проблема сохранения исторической архитектуры. Все знают, наверное, что это деревянный город — там очень качественная и интересная архитектура XIX — начала XX века. Проблема сохранения стояла настолько остро, что побуждала меня постоянно пытаться подступиться к ней и к тому, что можно придумать и сделать, чтобы на эту проблему обратили внимание окружающие. Но на фестивале мы не хотели ограничиваться только исторической архитектурой и решили взять более широкую тему и рассказать не просто о уютных деревянных особняках, но, вообще, о власти такого явления во всем мире, как деревянная архитектура.

Константин: Мы поняли, что историческое наследие можно сохранить, только если у него будет связь с настоящим, поэтому в 2011 году у нас была такая тема фестиваля: «Деревянная архитектура: вчера, сегодня и везде». На самом деле, это название выставки проекта АРХИWOOD (их главное дело – Национальная премия в области деревянной архитектуры). Выставка шла в Москве в музее архитектуры. Там были были фотографии английского фотографа Уилла Прайса, который по всему миру фотографировал старую и новую архитектуру на Западе, а Николай Малинин подобрал фотографии старой и новой русской деревянной архитектуры. Из всего этого АРХИWOOD сделал потрясающую выставку и мы ее привезли в Вологду, чтобы показать вологжанам, что деревянная архитектура успешно живет. Вот такая главная задача у нас была и такое у нас было главное послание в 2011 году. Темой фестиваля 2012 года мы сделали новые возможности дерева. Мы не просто сделали фестиваль и уехали. Мы продолжали общаться с теми людьми с которыми познакомились, привлекали новых людей, проводили маленькие мероприятия, что бы поддерживать интерес. Мы поняли, что «Дни архитектуры» нужны. Потом мы познакомились с ребятами из АВО. Тогда они еще не были АВО. Просто один студент спросил: «А вот у нас есть архитекторы, хотите познакомиться? Может вы вместе сделаете проект на “Днях архитектуры”». И когда мы с ними встретились, они начали нам рассказывать про социальную архитектуру, про то, что нужно заниматься общественными пространствами и мы поняли, что это совершенно гениально, тем более, что это прекрасно сочетается с деревянной архитектурой, так как дерево лучше всего подходит для общественных пространств. Деревянная архитектура должна развиваться и продолжаться в будущем. Кроме того, возведение таких вот объектов — это в вполне ход для фестиваля. Мы поняли, что мы друг другу подходим.

Александр: Мы поняли, что в городе есть проблема коммуникаций, несмотря на то, что это маленький город, где все друг друга знают. Нет единого взаимодействия университета, городской администрации, областной администрации, союза архитекторов, застройщиков, краеведов. Все эти люди живут отдельно друг от друга, у них нету ничего, что их объединяет. Никакой структуры, цели, места, где они бы встречались. Поэтому мы и видим фестиваль, как площадку для дискуссий, для встреч, для обсуждений, для выработки каких-то новых архитектурных подходов.

Кого приглашали к участию

Александр: С самого первого фестиваля мы достаточно высокую планку задали для себя — приглашать действительно экспертов высокого уровня, чтобы представлять лучший опыт. Мы привезли Наталью Лисовскую — она главный реставратор города Томска. Её деятельность направлена на изменение кварталов с деревянными застройками. Она привлекает инвестиции, работает с жителями. Томск — самый успешный город в плане реставрации деревянных домов. Восемьдесят домов было отреставрировано за последние шесть лет. Мы хотели, чтобы она поделилась своим опытом.

Константин: Мы привозили Иркутск, потому что там потрясающий опыт реконструкции целого исторического деревянного квартала, который был в разрушенном, трущобном виде. И из него сделали супер бизнес-эффективную конфетку. Мы больше работали в этом направлении, таком политически-экономическом.

Александр: Так же была большая конференция которую мы назвали «Форум деревянных городов». Мы собрали представителей трех основных деревянных городов: Томска, Иркутска и Вологды. Попытались создать круглый стол по обмену опытом сохранения деревянной архитектуры и развитию исторических городов. На форуме было даже подписано соглашение между администрациями этих городов о ряде совместных действий по сохранению деревянной архитектуры. Мы привозили на прошлый фестиваль в 2011 году Николая Белоусова, а в этом году — Татана Кузембаева. Они читали лекции для вологодских студентов-архитекторов.

Константин. У нас был самый лучший деревянный реставратор, Александр Попов. Мы ездили на его базу под Вологдой, делали экскурсию. У нас был лучший урбанист, это Андрей Иванов, он работает с деревянными городами.

Александр: Когда организуешь подобное событие не надо бояться приглашать самых лучших спикеров. Мы, например, Глазычева практически привезли. Он согласился, но потом у него появились дела, а потом вот трагический случай. Вот так думаешь: как же пригласить Глазычева или Кузымбаева? Это такие фигуры, ну звезды. Видимо люди считывают твою уверенность в том, что ты делаешь и сами увлекаются.

С какими проблемами столкнулись

Александр: Основные проблемы, с которыми мы встретились — это такое грубое понятие — зашоренность людей. Зашоренность к какой-то новой информации об архитектуре, об истории, которую они раньше не получали, но потенциально имеют к ней интерес.

Константин: Вот и ребята из АВО столкнулись с какой-то ригидностью у людей при восприятии объектов, да и не столько объектов, сколько активности, которую люди в принципе могут на этих объектах реализовывать. Люди стесняются.

Александр: Эта проблема решалась с ходом фестиваля. Подобное восприятие новых идеи и решений со стороны, например властей, изменилось. Городские власти принимали все эти вещи с интересом. Но были и проблемы. Например, фестиваль 2012 года был плохо разрекламирован в отличии от первого. О первом знали все: висели перетяжки, рекламные щиты в городе, СМИ писали про фестиваль. В 2012 году, о том что в Вологду приезжает архитектурная общественность знали не многие. И на нашем мероприятии, которое проходило в лучшем зале Вологды, практически не было настоящих практикующих архитекторов, хотя в Вологде их очень много. Очень странно что в городе, который не насыщен, мягко говоря, культурными событиями они такой фестиваль не посещают. Ведь приезжают пусть и архитектурные, но все-таки звезды.

Привлечение добровольцев

Константин: Некоторые студенты очень заинтересовались — они же на практике занимались какой-то фигнёй, ивоплетением, например. А после наших лекций они говорили профессорам «Давайте мы тоже сделаем на своей практике какой-нибудь объект». Студенты, конечно, прониклись, но таких мало. Было видно, что студенты в большинстве случаев равнодушны. Сейчас конкурс очень упал на архитектуру, там одни девочки, которым тоже, не особенно интересно. «Стрелка» в этом отношении немного другое, это что-то новое. А вот развитие классического образования заторможено. Рост архитектуры идет только в каких-то новых формах, а вот старые традиционные формы университетов оказалась слишком бюрократизированы, зажаты и их форматы работы оказались слишком жесткими для того, чтобы уловить движение. Их надо перезапустить, чтобы трансформировать во что-то более привлекательное. Вот два раза мы сделали фестиваль, и что вы думаете, там кто-то сильно заинтересовался, кто-то связался с нами, что бы сказать «ребят, давайте мы сделаем лекцию на территории университета»? Мы не проводили лекции на территории университета, мы проводили в других местах. Может быть, и есть со стороны университета интерес, но они его не высказывают, потому что у них это не вписывается в план.  

Как организовать подобный фестиваль в своем городе

Александр: Самое главное это браться за это с целью, решить для чего это тебе нужно и для чего это нужно городу.

Константин: Фестиваль — это площадка для взаимодействия. Поскольку Фестиваль — это много людей, нужно понять, кто твои друзья здесь. Это могут быть студенты, в первую очередь, молодежь. Обязательно власти, профессиональные сообщества. Мы с самого начала решили, что мы будем конструктивные и позитивные. Мы все время говорили о том, как хорошо получилось в Томске или в Иркутске. Мы не говорили, что вот уничтожается культурное наследие, что все, что сейчас строится в Вологде это чудовищно. Мы не ныли — это абсолютно не наш стиль. Даже когда к властям приходили, мы не просили у властей ничего, мы предлагали. Когда ты говоришь о чем-то хорошем, тебя хотят слушать, а если ты все время жалуешься — это никому не интересно.

Про «Активацию»

 

Михаил Приемышев: Мы запустили проект прошлой осенью, примерно в конце октября. Вначале были идеи создать в городе какие-то арт-объекты или просто сделать что-то интересное. Но потом в ходе встреч мы решили, что нужно сделать нечто большее. Что-то, что было бы функционально и для горожан. В городе очень много деградированных пространств и нам было интересно с этими местами поработать. Нас привлекала идея не просто сделать эти места красивыми, современными по архитектуре, но чтобы они начали заполняться какими-то другими гражданскими инициативами и людьми, просто жителями города. Нам хотелось людей в буквальном смысле вытащить на улицу, чтоб они как-то начали жить в городе.

Наталья Чернышева: У нас в городе просто нет активности общественной, уличной. Поэтому мы хотели создать эти места еще для того, чтобы показать некую альтернативу. Мы хотели добиться того, чтобы люди поняли, что есть не только такие пространства как кафе, киноцентры или просто дома у телевизора. Мы хотели, чтобы люди выходили и в этих пространствах могли себя активно проявлять.

Как всё начиналось

Михаил: Все началось осенью, когда мы проводили воркшоп со студентами нашей кафедры. В рамках курсового проектирования мы сделали очень интенсивный архитектурный проект, который был в формате воркшопа. Вместе со студентами мы работали по этим местам. Социологические исследования, исследования вот этих локаций в городе проводили не только мы, а как раз проводили студенты. Мы составляли им анкеты, они занимались фотофиксацией. Они проводили какие-то опросы у горожан. Поэтому студенты очень активно поучаствовали в этом проекте. Особенно на первом этапе. Весь остальной проект, включая поиск спонсоров, денежных средств и материалов, подрядных организаций, закупка материалов, авторский надзор, доставка — мы все контролировали сами. После чертежей мы согласовали это все с администрацией города. Эффективно было то, что администрация предложила общее собрание, куда были приглашены специалисты МЧС, депутаты гордумы, архитекторы Вологды. На этом собрании обсуждались все проекты перед их непосредственным запуском, постройкой и реализацией.

 

Возникновение объектов

Михаил: Я помню эти места появились в диалоге вместе с городским департаментом архитектуры. У них были какие-то варианты, они нам предложили десять из которых мы выбрали пять. Эти места сами по себе очень разные. Вот например, каменный мост в городе — это самое центральное и транзитное по функции место. Но оно очень историческое и вообще популярное. Спуск у Красного моста тоже очень интересное пространство, потому что там нет никаких лестниц к воде и люди всегда с трудом спускаются кормить уток. Еще у нас в Вологде была такая традиция: люди летом спускаются туда мыть свои ковры, поэтому у нас изначально была идея сделать там плот.

Надежда Снигирева: Очень хотелось, чтобы там появился плот, потому что в Вологде еще в мое детство были плоты. Но это со временем все исчезло, потому что функционально они уже не нужны. Никто уже не стирает белье в реке, но ментальная память об этом сохранилась. Хотелось это вернуть, потому что многим людям это напоминает о детстве. Но не удалось это осуществить, потому что средств на плот нам не хватило. Пришлось несколько ужать этот объект.         

 

Михаил: У нас в городе нет понятия кампуса и все корпуса разбросаны по городу. У студентов нет какой-то рекреационной площадки, поэтому объект треугольный сад мы разместили рядом с университетом. Еще объект у драмтеатра, он называется у нас городские подмостки. Вот этот объект тоже находится в необычном месте. На первый взгляд у горожан он не ассоциируется с каким-то интересным местом. Но это место очень запоминается своим ландшафтом. Там стоят очень красивые ели, на заднем фоне белая стена модернистского драмтеатра. Вся территория разрезана бетонными парапетами, которые сейчас уже крошатся. Наш объект представляет из себя линейную композицию, которая соединяет этот ландшафт пандусом и амфитеатром. Объект, на котором проходит фримаркет, мы называем «новый пейджер», потому что на старом месте здесь был первый рекламный пейджер. Потом пейджер этот снесли и люди продолжали называть это место как «встретимся у пейджера». И мы это место тоже задействовали.

Как привлечь горожан к объектам

Михаил: Лучший способ показать людям как использовать объекты — запустить вместе с объектами активность на них. Мы не стали ставить таблички с запретами, что здесь не надо курить, не надо пить. Хотя это очень популярный способ. Но он очень негативный. В мае мы проводили открытые лекции на одном из объектов, кинопросмотры и поп-ап мастер-классы по оригами, на пейджере — фримаркет. Сейчас перед нами такая задача — уже скорее пост-активация — в ближайшие месяцы скооперироваться с другими гражданскими инициативами города и предложить им какие-то варианты, чтобы объекты начали жить благодаря не только нам, организаторам, но и другим людям.

Надежда: На Красном мосту — этот объект у реки, у которого основная функция созерцательная и рекреационная — был концерт. Пока единожды. Вообще люди используют этот объект именно так, как мы предполагали. И есть обратная связь от жителей. Например, когда мы его чистили, сами убирали, один молодой человек подарил нам цветы. «Просто потому, — он сказал, — что не может нам помочь и ему очень жаль». Было приятно, что эти объекты действительно нужны людям.

Как реагируют жители города

Михаил: Мои впечатления, что все-таки жители немного пассивно реагируют на такие события. Особенно когда что-то новое появляется. Не очень хотят, чтобы их тормошили.

Наталья: Некоторые люди просто подходили и благодарили за то, что появляются такие интересные объекты в городе. Но были и случаи когда это вызывало негатив, и люди говорили, что мы делаем это для того, чтобы тут сидели, пиво пили.

Лев Анисимов: Нашлось много активных жителей в городе, которые сразу же активизировались вокруг проекта и помогали нам. На кинопоказе, например, оказалось что нам отключили электричество и тут же нашлись люди, которые принесли нам генератор. Это была такая спонтанная самоорганизация.

Юрий Пелёвин: Сложилась определенная группа единомышленников. В частности сообщество в группе Вконтакте, который так и называется «Активация». И этих людей становиться всё больше. Еще до того, как мы организовывали какие-то активности, когда нужно было пилить, шкурить и обрабатывать, многие люди с удовольствием откликались. Там были и школьники, и студенты и уже взрослые люди. Так что это можно сказать такое произведение коллективное. Не только нас архитекторов, но и жителей города.

 

Активация в других городах

Михаил: У нас есть в области город Череповец и у некоторых участников нашей команды были идеи что-то сделать в этом городе. Сам Череповец — это город металлический, потому что там как раз «Северсталь», самый большой, по-моему, в Европе металлургический завод. Там мы могли бы с какими-то другими концептами прийти. Но пока Вологда для нас ещё в приоритете. Если мы будем углубляться куда-то еще, есть опасность столкнуться с убыванием креативного класса, который в принципе и в Вологде не так велик, а значит и пониманием того, что мы делаем.

Наталия: Есть такой нюанс в работе в другом городе — ты приезжаешь, делаешь, уезжаешь и как будто это бросаешь.

Надежда: Надо помочь людям понять, что они могут создать что-то хорошее сами. Что у них есть возможности, что они не закрыты. Нужно уметь создать вокруг себя что-то самостоятельно и сделать жизнь такой, какой они хотят ее видеть.

Маргарита Иванова: Когда ты работаешь в своем городе, уровень доверия от администрации, от спонсоров и жителей намного выше, потому что ты сам живешь в этом городе.

 

 

 

Как организовать подобный проект самостоятельно?

  1. Иметь идею и проложить путь от проблемы к решению
  2. Нужно создать команду единомышленников
  3. Не нужно бояться приглашать самых крутых людей
  4. Всегда иметь запасной план
  5. Нужно быть готовым менять проект

Михаил: Нужно всегда иметь план «Б» и план «Б» должен работать. Первый раз мы с такой проблемой столкнулись, когда потеряли своих первых спонсоров. Люди пообещали нам погасить треть всего бюджета проекта, а потом отказались и нам пришлось в очень сжатые сроки буквально перекомпоновать материал, объекты, переделывать чертежи и сокращать сметы. Всегда нужно быть готовым к очень быстрым изменениям в своем проекте. Когда мы приходили на согласование, нам говорили, что «это здесь не пройдет» и приходилось переделывать объект. Среди таких рисков может быть риск, я бы назвал в кавычках, неблагодарных зрителей. Это не касается не только вандалов, но и просто людей. Когда мы построили объекты и думали, что они будут развиваться и люди будут их использовать, этого не происходило на сто процентов. Поэтому нужно быть готовым к тому чтобы свой проект продолжать курировать дальше. Даже после завершения.

Результат фестиваля

Александр: Мы привнесли формат бесплатных экскурсий, который в Москве с успехом проходит уже несколько лет, а в провинции далеко не везде. В Вологде после первых Дней архитектуры такой формат прижился и сейчас успешно существует. Энтузиасты водят экскурсии по городу, показывают и рассказывают интересные вещи про архитектуру. После первых «Дней архитектуры» в Вологде образовалось градозащитное сообщество по типу «Архнадзора». Это сообщество быстро развивалось за тот год, что оно существует. Оно впитало все те идеи, которые его участники получили на днях архитектуры. Соответственно, деятельность их стала более профессиональной.

У нас был опыт в плане реставрации. Городские власти съездили в Томск и получили рекомендации от томской администрации как реставрировать деревянный город: что надо делать, с конкретными шагами, со всей нормативной базой. Из практических результатов, ещё стоит сказать о деятельности группы АВО после фестиваля. С ними уже, фактически, на одной ноге общается мэр. На молодежных мероприятиях, где участвует АВО, ребята в центре внимания. Хотя у них там есть главный придворный архитектор, который строит типа историзм. С башенками. Тем не менее, интерес к современной архитектуре у города появился. Потому что так бы они вообще никогда не узнали о существовании современной деревянной архитектуры.

Константин: Ребята бы уезжали работать за границу. Глава города так бы и думал, что архитектура — это вот из красного кирпича. Он не знал, что существует такая вещь, как общественные пространства. Ведь первый раз, когда мы к ним пришли и начали рассказывать про общественные пространства, они думали, что общественные пространства — это такой термин, который они не принимали. Даже так: ты им говоришь «общественные пространства», а они тебе отвечают «малые формы», уже переводят на свой язык.

Александр: Мы совершенно изменили повестку дня в городе по деревянному историческому наследию. Если раньше были редкие публикации в СМИ, тема никем не обсуждалась, то сейчас в городе люди говорят об этом. У журналистов тоже мнение совершенно изменилось. Есть журналисты, которые в этом разбираются, понимают о чем мы говорим и сами уже формируют общественное мнение.

 

В интервью приняли участие: Михаил Приёмышев, Лев Анисимов, Денис Притчин, Юрий Пелёвин, Маргарита Иванова, Надежда Снигирева и Наталья Чернышева, Константин Гудков и Александр Дуднев. 

urbanurban.ru

123